новости

Монологи о шансоне. Часть 10: Ксения Стриж — igryzone.ru

Ксения Стриж – героиня финальной публикации из цикла «Монологи о шансоне» – делится мыслями о работе со всей прямотой. Кто еще, если не человек, работающий на «Радио Шансон» с первого дня вещания, может рассуждать о жанре и радиобуднях так честно?!

О жанре

Мне всегда интересно начинать новое дело и осваивать новый жанр. Все радиостанции, на которых я когда-либо работала, открывались впервые. И когда в 2000 году меня пригласили на «Радио Шансон», все, кто меня знал в тот период, очень удивились, что я из рок-н-рольной тусовки пришла работать с таким форматом. Но я бы не сказала, что этот репертуар был так уж нов для меня. У нас всегда в доме звучали Высоцкий, Вертинский, Окуджава, Розенбаум. Только тогда эта музыка не называлась шансоном. И, по моему глубокому убеждению, шансон – это уже бренд, который зафиксировался за радиостанцией. И в определение этого бренда входит довольно много чего.

До сих пор ведутся споры о том, что же такое русский шансон, и можно ли его так называть. Я могу убить этот спор всего одной фразой: шансон по-русски относится к французскому шансону, как морская свинка к морю. Не надо переводить французское слово, не нужно никого сравнивать. Шансон в нашем случае – это сюжетная песня. Когда слышишь песню, и у тебя встает перед глазами картинка или даже целый фильм – это и есть тот жанр, о котором мы ведем речь. Я бы добавила еще, что главный признак шансона – актерское воплощение песни. И думаю, чтобы исполнять шансон, нужно быть очень хорошим актером, чтобы чужую песню прожить.

Шансон – это мужской жанр. Да, у нас в жанре мало женщин, но и в футболе, и в хоккее их тоже немного. К тому же женщины существенно меньше пишут.

Как ни странно, по моим наблюдениям, шансон больше слушают женщины. Может быть, они лучше чувствуют и понимают эти истории. А может, женщины свободнее в выражении своих эмоций и чаще пишут мне в соцсетях. В этот жанр, в основном, приходят взрослые люди, у которых жизнь сложилась. Здесь нет такого, когда из школы вышел, еще жизнь не прожил, а в тебя уже вложили деньги, дали микрофон и отправили покорять сцену, и ты не знаешь, как с этим поступить. Часто от такого и разные трагедии случаются. В шансоне таких историй нет.

Блатные и катаржанские песни – это большой пласт нашей истории. Ведь было очень много политических заключенных, лагеря были переполнены интеллигенцией, учеными. Послушайте гениального Юза Алешковского «Окурочек» или «Письмо Сталину»: с одной стороны – блатняк, а с другой – острая социальная сатира. Я думаю, что поколение «старших рокеров», очень хорошо помнит людей, которые возвращались из лагерей. И это часть нашей культуры и нашей истории. А сора везде много, в любом жанре. У нас же принято думать, что если ты научился брать три аккорда на гитаре, то ты уже стал шансонье. Но ведь это не так.

Если бы я обладала какими-то исполнительскими талантами, я бы обязательно спела песню «Я в весеннем лесу пил березовый сок». Почему-то эта белогвардейская песня из фильма «Ошибка резидента» больше всего ассоциируется с моим детством, хотя дома у нас ее никто не пел. Жаль, что она не звучит в эфире «Радио Шансон». И когда к нам в эфир приходил Михаил Ножкин, я его встречала словами из другого советского кино: «Как долго я тебя искала».

Жизнь в эфире

В начале вещания «Радио Шансон», мы в программе «Стриж-тайм» ставили очень смелые эксперименты, и мы открывали слушателям по-настоящему новые имена. Так ко мне приходили в эфир неизвестные еще Евгений Григорьев (тогда Жэка), Сергей Трофимов, Катерина Голицына, Татьяна Тишинская, Стас Михайлов, Елена Ваенга и многие-многие другие. Теперь все они достигли большой популярности. Сейчас, хоть и не в таком количестве, тоже появляются новые имена: Гоша Грачевский, Инна Вальтер, Ярослав Сумишевский.

20 лет назад был ярко выраженный формат (хоть я не люблю это слово), с которым было смелее работать, и мы запускали идеи в эфир, и смотрели, что будет дальше. И это не только про радио, это про все: люди как-то легче шли на эксперимент и компромисс. Сейчас все более выверенно, просчитано, с гарантией, люди меньше рискуют. При том, что глобально в культуре почти исчезло четкое жанровое определение – кругом сплошная эклектика.

Сейчас интересные коллабарации у шансона с рэпом. У Михаила Шуфутинского такие проекты есть, у Владислава Медяника. И мне кажется, профессиональные музыканты должны быть всеядными. Да, такими проектами возможно привлечь к себе внимание молодежи. Главное, только не заигрывать с нею.

Как правило, на радио слышим песни одних и тех же исполнителей, которые попадают в категорию 100% хит. Например, у The Eagles все знают «Hotel California», а вот «New kid in town», которую мало кто слышал, раскрывает группу совсем с другой стороны. Вот и в шансоне есть очень много таких артистов. Мне иногда хочется провести эксперимент и сдвинуть весь репертуар «Радио Шансон» на одну песню, чтобы все услышали, какой разный бывает репертуар у артистов.

Я очень радуюсь, когда появляются новые имена, приходят ко мне в «Стриж-Тайм». Я специально стараюсь ничего заранее не узнавать про таких гостей – мне хочется, чтобы мы вместе со слушателями за час эфира узнали артиста как можно ближе. С теми, с кем мы знакомы много лет, интересно просто общаться, узнавая их новости, мнения и впечатления в текущем моменте.

Жизнь на сцене

Больше всего я мечтаю вернуться на сцену со своим спектаклем «Дурные наклонности». Этот спектакль по рассказам Виктории Драгунской, которая сестра того самого Дениса Драгунского из «Денискиных рассказов». Мы с ней посвятили эту постановку нашему поколению. Для позднесоветского поколения там все очень понятно. Я его не играю уже полгода, с начала самоизоляции, но прокручиваю в голове постоянно. И мне кажется, что за все это карантинное время я так переосмыслила материал, что читать буду совсем иначе. Но все равно, «Дурные наклонности» – это такой легкий жанр, который я играю в клубах на 50-60 человек. Если все пойдет, как задумано, то 18 октября я сыграю его на сцене джаз-клуба Андрея Макаревича.  

Прочитать другие «Монологи о шансоне»:

    Михаил Шуфутинский
    Сергей Трофимов
    Михаил Бублик
    Александр Ф. Скляр
    Александр Новиков
    Виктория и Вадим Цыгановы
    Александр Розенбаум
    Евгений Григорьев
    Александр Маршал

 

Рубрика:
Культура и ТВ

Ещё новости

Добавить комментарий