недвижимость

Востоковед: почему новая война в Карабахе может привести к геополитической катастрофе — igryzone.ru

Дальнейшая эскалация конфликта в Нагорном Карабахе будет иметь далеко идущие последствия для положения России на Кавказе и в Средней Азии. Об этом в интервью Znak.com заявил сотрудник Арцахского госуниверситета, доктор политических наук и востоковед Рачья Арзуманян. Сейчас он, как и многие армяне, находится на территории охваченного войной Нагорного Карабаха и является свидетелем происходящего.

Сотрудник Арцахского госуниверситета, доктор политических наук и востоковед Рачья АрзуманянСтраница Рачья Арзуманяна на Facebook

— Нынешняя война в Нагорном Карабахе грозит перерасти в Третью мировую войну или нет, каково ваше мнение?

— Это уже стало глобальной войной против терроризма.

— Почему?

— Потому что здесь присутствуют соответствующие группировки джихадистов. То есть мы видим, что Эрдоган (президент Турции. — Znak.com) использует сейчас на Кавказе тот же самый инструментарий, который Турция отрабатывала в Сирии и в Ливии. Там она отточила его, включая использование тех же беспилотников, и сейчас перенесла эту тактику на Кавказ.

— Вторая сторона конфликта Азербайджан…

— [Воли самого] Азербайджана, как такового, уже не просматривается. Есть Эрдоган и Турция.

Степанакерт после бомбежекНикита Телиженко / Znak.com

— Какую цели преследует в таком случае Турция?

— Она возвращается на Кавказ, и Эрдоган прямо об этом говорит. Тут уже не надо ничего предполагать. Турция возвращается сюда, как в вотчину Османской империи. В принципе она имеет на это право. Ведь Россия присутствует на Кавказе 200 лет, а Османская империя начала присутствовать гораздо раньше: со второй половины XV — начала XVI века. В этом плане все объяснимо. Эрдоган заболел панисламизмом и сейчас реализует последовательно свою программу.

— Зачем Турции сейчас Кавказ: ресурсы в виде бакинской нефти и газа, выход в новые регионы?

— Первое. У Эрдогана присутствует явное напряжение внутри страны. Ему нужны новые и новые победы, чтобы заткнуть дрянное состояние своей экономики. Именно поэтому он включился в эту авантюру и уже не сможет сдать назад. Второе. Турция на геополитическом уровне становится естественным инструментарием более крупных игроков. 

— Речь идет о США? 

— Да. Америка пока погружена в выборы своего президента, и им сейчас не до того. Но как только там все закончится, ситуация начнет стремительно меняться.

— Это может привести к глобализации конфликта…

Никита Телиженко / Znak.com

— Может, и приведет. Мы пока видим, что здесь, в Арцахе (второе название Нагорного Карабаха. — Ред.), испытываются новые виды оружия. Применили комплексы С-300, израильские ракетные комплексы Lora, Harpy, появлялись данные об использовании [истребителей] F-16 (документального подтверждения использования F-16 на территории Нагорного Карабаха нет. — Ред.). Мы видим, что война вышла на новый технический уровень.

— Какие последствия активизация Турции на Кавказе будет иметь для других стран, имеющих свои интересы в этом регионе? 

— Сейчас мы находимся на войне и нам просто некогда думать об этом. Мы можем влиять на эти процессы только одним способом — войной и победой. Армения сама по себе не является геополитическим игроком. Она может оперировать только военным инструментарием. Мы сейчас им и работаем, перерубая эти планы. Для нас самих это вопрос жизни и смерти. В широком смысле для нас идет экзистенциальная война (на выживание. — Ред.). Но решая эту задачу, мы, конечно, параллельно решаем задачу на региональном и геополитическом уровне.

—  Россия ближе, чем США, к театру военных действий, и ее интересы на Южном Кавказе куда очевиднее. Как вы думаете, почему Россия не проявляет сейчас более активной позиции, предпочитая действовать дипломатическим путем?

— К российским военным у нас нет никаких претензий. Но это проблема не только военная, она только для нас в Арцахе носит такой характер. Для самой же России это проблема более глобального порядка. Стоит понимать, что раз пришла такая война с террором, значит, придут интересанты, которые будут активно использовать данный инструментарий и дальше в своих целях.

Никита Телиженко / Znak.com

— Что имеется в виду?

— Сначала была проблема с Грузией, ее оторвали от России. Потом оторвали Украину. Недавно оторвали Белоруссию. Сейчас отрывают Армению и Кавказ. Следующим, уверен, будет Казахстан. 

Вся эта ситуация в конечном счете приведет к перенапряжению сил внутри самой России. Картина достаточно просматриваемая. Мы в Армении ее уже наблюдали. Я сейчас о геополитической катастрофе конца 1980-х — начала 1990-х годов, когда советский народ своими же руками разрушил свое государство [на фоне обострения ситуации в национальных республиках]. 

За неделю от локальной войны в Нагорном Карабахе мы дошли до более глобального конфликта с вовлечением большого участия сторон, преследующих свои интересы.

Что стало со Степанакертом после недели новой войны в Карабахе. Фоторепортаж Znak.com

***

Вооруженный конфликт между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха длится не одно десятилетие. В современной истории активная его фаза началась в 1988 году, когда населенная преимущественно армянами Нагорно-Карабахская автономная область заявила о выходе из Азербайджанской ССР. Считается, что именно этот конфликт стал одним из тех, с которых начался распад Советского Союза, сопровождавшийся отделением бывших союзных республик. В 1994 году при посредничестве Москвы было подписано соглашение о перемирии, положившее конец активным боевым действиям в регионе, но оставившее Карабах и окружающие его районы Азербайджана под контролем армян. За шесть лет войны там погибло свыше 30 тыс. человек. 

В 2007 году под эгидой ОБСЕ в Мадриде удалось выработать основные принципы решения нагорно-карабахского конфликта. Главное, что за Нагорным Карабахом признавалось право на самоопределение. До сих пор «мадридские принципы» не удалось реализовать на практике.

В очередной раз боевые действия в регионе возобновились 27 сентября, когда Азербайджан заявил о начале контрнаступательной операции в Нагорном Карабахе. В Баку подчеркивают, что их цель — освободить от армянских военных семь регионов. Они были оккупированы в ходе первой войны в Нагорном Карабахе. В Ереване и столице Нагорного Карабаха Степанакерте позиционируют нынешнее столкновение как последнюю войну армянского народа, в которой решается вопрос о его существовании.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Ещё новости

Добавить комментарий