недвижимость

В поселке на Урале, где нет газа, дорог и работы, 90% жителей проголосовали за «Единую Россию». Репортаж — igryzone.ru

Марина Малкова

Поселок Новоершовский Кизильского района — самый юго-западный населенный пункт Челябинской области на границе с Оренбуржьем. Здесь среди степей стоит около сотни добротных частных домов, три почти развалившиеся двухэтажки, заброшенное здание школы, детский сад, в котором работает только одна группа, три магазина и пельменный цех. Кругом на десятки километров — холмы и берега реки Урал, крутые, овражистые. Ближайший более крупный населенный пункт — поселок Богдановка — расположен на другом берегу реки. Там школа, аптека и фельдшер. Автозаправка и больница — только за 40 километров, в райцентре. А дороги нет — точнее, она есть, но только когда на улице сухо и не снежно. Еще здесь нет газа, его нужно заказывать. Но зимой его могут не довезти… опять же, потому что нет дороги.

В минувшие выходные у жителей Новоершовки был особый день — выборы. Это повод собраться всем в поселковом клубе, обсудить новости. Граждане тут сознательные — избирательное право реализуют при любой погоде, в болезни, в горе и, главное, всей семьей. 90% жителей Новоершовки на этих выборах проголосовали за «Единую Россию», показав в процентном соотношении лучший результат для партии власти в регионе. Мы побывали в удаленной глубинке (от Челябинска дорога до Ершовки занимает 5 часов, от Магнитогорска — два с половиной часа) и поняли, что никакие митинги, протесты и оппозиционные партии еще много лет не могут победить веру народа в единую страну и ее правителя. Потому что, как говорят в Новоершовке, «русские при царе жить привыкли».

Наиль Фаттахов / Znak.com

Осенью Новоершовский похож на человеческое поселение на Марсе — кругом рыжеватые голые холмы, овраги, скрывающие берега реки. Говорят, весной и летом тут красиво и спокойно, люди едут отдыхать с палатками, рыбачить на небольшом озерце. Осенью не так. 

Наиль Фаттахов / Znak.com

От цивилизации — села Кизильское — 40 километров. За 6 километров до поселка асфальтированная дорога заканчивается и начинается грунтовка, отсыпанная крупным гравием. По ней проще и безопаснее идти пешком, нежели ехать на автомобиле. На полпути — мост через реку Урал. Много лет он был аварийным, а теперь его ремонтируют за 62 млн рублей. Одни жители говорят, что это глава района Александр Селезнев похлопотал, вторые — что мост в честь выборов строит депутат Госдумы Виталий Бахметьев (имени его жители особо не знают, но программу читали, буклеты видели и за него, конечно же, голосовали).

Наиль Фаттахов / Znak.com

Сам поселок стоит на возвышенности, поэтому кажется, что тени здесь не бывает, всегда солнечно. Улицы тихие, безлюдные, кое-где возят сено трактора, почти везде на дорогах асфальт, а за заборами домов — аккуратно посажены цветы, то тут то там бегают коты и гогочут гуси.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Сергей Анатольевич Чистяков в свои 62 года мастерит крышу продуктового магазина, который они держат вместе с женой Людмилой Петровной.

— Нормально мы живем, со старой деревни Ершовки переехали в 80-х, когда поселок наш строить стали. Детей много здесь, садик вот работает. И желания уехать у нас не было. А на выборы ходил, конечно. Голосовал за этого, как его… Бахметьева. И за «Единую Россию»!

— А она вам чем-нибудь помогает?

— А нам чем помогать? Вы же прекрасно все знаете. А за кого еще голосовать-то! Все подставные. Я же давно живу, знаю, все подставные чисто для того, чтобы якобы была оппозиция. Им скажи: бурундук — птичка и никаких зверьков, они и согласятся.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— При Брежневе было хорошо, — говорит товарищ Чистякова Александр Кузьмин, ему 53 года. — Хороший был мужик, а потом пришли Горбачев и Ельцин и все развалили. Я отработал в шахте 15 лет в Кемерово, родился там и сюда приехал, так как с женой развелся первой, а вторая местная оказалась. Красота тут была! А сейчас все в запустении.

— А на выборы ходили? — спрашиваю второго мужчину.

— Конечно, ходил.

— За кого голосовали?

— Мой друг — Жириновский! Да вот в 100 метрах клуб, в нем и выборы шли. А хорошего-то что у нас: дорог нет, газ не возят — только по записи. Запишется 15 человек, тогда газ привезут, а не запишутся — не привезут. Приходится нанимать машину и ехать в Кизил за газом, а это 40 километров.

— Мы неплохо живем так-то, — продолжает, сидя на крыше, Чистяков. — Дочки у нас две, одна здесь осталась, заведующей в садике работает. А я за свою жизнь кем только не работал. И фермером был, и связистом, и трактористом. Совхозы все разворовали сейчас. Фермеры здесь бедные! Они просто брошенные, никакой поддержки, вы что! Никому они не нужны! Мы начинали в 90-х, тогда Гайдар был. Вот тогда было хорошо, но его быстро сняли. Сельское хозяйство без дотаций жить не может. И сейчас я не знаю, как они выживают, это просто ужас. То, что пишут в газетах и журналах и по телевизору, — это же все болтовня. Вся деревня у нас тут короной болела. Как лечат — в Верхнеуральск съездите посмотрите. Это концлагерь. В Магнитку нас не ложат, они очищают город от больных. Бардак везде, как был, так и будет.

— Но вот вы голосуете за «Единую Россию», но при этом говорите, что бардак….

— А за кого? Ну вы скажите, за кого голосовать-то?

— ЛДПР, Жириновский! — кричит товарищу Александр Кузьмин.

— Ну да, Зюганов, но они же не прошли. Вы же все прекрасно понимаете, что все это так. Пройти — никто не пройдет. Что скажут, то и будет. А наше дело маленькое — мы пенсионеры и живем себе тихо, никого не трогаем.

Наиль Фаттахов / Znak.com

В магазине у Кузьминых — всего понемногу. Есть и продукты, и бытовая химия. За торговым залом — что-то вроде бытовки, где отдыхает после школы внучка хозяев.

Хозяйка магазина Людмила Петровна с разговорами про разруху не согласна и из деревни ни за что не уедет. На выборах она тоже голосовала за «Единую Россию». Почему? «Да как все», — скажет женщина. Недовольна она только тем, что в поселке постоянные перебои со светом. А если отключают свет, то пропадает сотовая связь и вода. Электрики замучили.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Молодежь, конечно, уезжает. Я понять этого не могу. Можно жить и здесь хорошо, но только тем, кто может и хочет работать, — говорит Людмила Петровна. — Бывают сложные времена, но мы всю жизнь жили неплохо. Мы в те года еще, в 80-е, уже машины покупали, и детям высшее образование дали, живя здесь же. Дочка у нас заведующая садиком — он лучший в Кизильском районе. Она депутат.

Это же деревня, это не город, у нас свой уклад жизни. Здесь всегда если кто-то попросит, сами поможем, и никаких просьб к власти не надо. 

Вообще, раньше в старой части 120 дворов было. Я не знаю, почему люди в город едут, я всех зову в деревню. Медика вот нет. Плохо было, что в свое время были кадры молодые, но пенсионеры не уступали места и молодежь уехала. А сейчас через день фельдшер приезжает. А мы ходим все к старому медику — 70 лет ей. Коронавирусом у нас деревня вся болела в этом году: июнь, июль, август. Вся деревня, полыхнуло у нас и в Богдановке. Скорые не успевали ездить. Я считаю, когда началась вакцинация, люди относились халатно. Сделали вакцину — две недели на карантине, а люди старые и малые ходят и всех заражают. А сейчас все стихло, слава богу.

Наиль Фаттахов / Znak.com

На одном из домов недалеко от магазина здесь развивается флаг «Единой России». Местные мужики шутят, что в доме живет бабушка-анархистка, а потом серьезно добавляют: «Да никто тут не задумывался из стариков, для них Путин — царь. А русские при царе жить привыкли».

Наиль Фаттахов / Znak.com

А вот 69-лентий Виктор на старенькой «шестерке» один из тех, кто задумывался. Проблем, говорит, пенсионер, «по самое не хочу»: дорог нет, все разбито, все валится, зимой, если дорогу прочистят, значит, заказанный газ привезут, а если не прочистят — то дровами топить. Голосовал Виктор за Жириновского, и супруга его тоже. Обиделась, говорит женщина, на «Единую Россию». Повод для обиды по-деревенски важный: женщине и другим старикам очень нужна лавочка на автобусной остановке, так как стоять в ожидании людям в годах тяжело. Но местные власти говорят — денег нет.

— Зато вон, асфальтировали себе сельсовет! Будто поле футбольное перед администрацией, а на другое денег нет, — ругается Виктор. — Здесь вон какая школа была, разбили все. А местных депутатов я никого и не знаю. Они для себя все делают, а для нас, извини, не хотят. Надо, чтобы им хорошо было, а мы доживаем. Дети в Казахстане, в Германии, в Челябинске. Все хотят забрать, а мы не хотим. Ничего тут не нравится, но с детьми жить… это такое себе. А тут сам себе хозяин, лучше так доживать. Сейчас вот дом валится — надо подделывать к зиме.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Поле перед зданием сельской администрации и правда странное — свежий асфальт, тогда как в деревне асфальт не обновляли видимо с 90-х годов. Сам Новоершовский, к слову, начали строить в 1981 году, когда создали совхоз «Красногвардейский». То время жители вспоминают только в светлых тонах. 

«Работали, строили, весело было, молодые, ничего не чуяли. Помню каждый шлакоблок. Потом было горько сожалеть, что все разваливается. Мы — рожденные в СССР, нам понятнее было. Мы там ни о чем не горевали. Какое было хозяйство! А сейчас всего приходится добиваться через крики», — рассказал нам один из жителей, отдавший, по его словам, свой голос за КПРФ.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Сотрудницы местного пельменного цеха Лена и Ирина, украдкой докуривая сигареты, отмахиваются руками и говорят, что голосовали за «Единую Россию». И тоже потому, что «все равно она выйдет». Ирина живет здесь всю жизнь, Лена приехала ухаживать за пожилыми родителями. У них есть работа, и это их радует, а вот контейрная площадка под ТБО на отшибе — не очень. С работой, по словам женщин, здесь совсем плохо. Несколько жительниц работают в садике, несколько — лепят, как они, пельмени, кто-то иногда работает продавцом. 

«Для молодых тут ничего нет, кто не уехал и не работает, тот спивается. Здесь либо работать, либо пить. Вот двухэтажка стоит, две семьи живут. Остальное все пусто. Квартиры пустуют, на продаже штук 15 стоит квартир, только кому они в этой дыре нужны», — говорят они.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Хозяин пельменного цеха — мужчина средних лет, коренной житель Ершовки. Сам он называть себя и подробно рассказывать о жизни отказался, сказав лишь, что на выборы не ходил: «А что толку-то от этих выборов! Мне не нравится ни Путин, ни „Единая Россия“. Я сам на себя работаю, пельменный цех у меня и магазин. Давайте я жену позову, она у меня активистка».

Жена Анюта, выглянув из калитки, лишь радостно сообщила, что отдала голос за «Единую Россию», а вот говорить почему — ей некогда.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Зато Базаргуль Сайдильдина, работающая на своем участке на улице напротив, говорит с удовольствием. Муж — инвалид III группы — иногда ворчит на нее, что она в конце 80-х притащила его сюда, но она его не слушает и переубеждает: Ершовское поселение — ее дом.

— Я родилась в поселке Мусин (маленький поселок, входит в состав Новоершовского сельского поселения). Я местная, вышла за приезжего, его перетащила сюда, у нас был очень красивый совхоз. Мне нравится наш совхоз тем, что тут хорошо. Но ведь хорошая жизнь зависит от самого человека, разве что дорога, а так у нас посмотрите: асфальтированно, чистенько, три магазина, садик, только школы нет. ФАП есть, но медика нет, два раза в неделю ездит. Пенсию дают вовремя!

— На выборы ходили?

— Конечно. Путин, «Единая Россиия», потому что это стабильность, это уверенность в завтрашнем дне. Дети мне говорят: ни в коем случае не уезжай, они едут всегда сюда сами, им очень нравится. Рыбалка, озеро, красота. Если держать свою скотину, работать, пенсию получать — то жить здесь прекрасно. Любовь Михайловна Харитонова, Тургумбаевы, Марина Сергеевна Плюшкина, ее муж — работящие, прекрасные люди, наши депутаты. Программу Бахметьева читали, хорошая программа, — говорит Базаргуль.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Много лет прожила в селе и 70-летняя бабушка Аня, как она себя назвала. Была заведующей детским садом в старом поселке Ершовский, потом в новом садике, работала медсестрой. Муж умер 11 лет назад, сын погиб на работе в результате несчастного случая. Теперь Аня практически одна. Она сокрушается, что по-домашнему одета, так как легла отдохнуть и зовет нас пить чай. Аня тоже голосовала за «Единую Россию». После десятков лет труда в больнице и детсаду она заработала на минимальную пенсию — 9 900 рублей. Но к выборам Путин прислал ей 10 тыс. рублей — на них она погасила кредит и починила обваливающиеся двери. И каждая пенсия уходит так на что-то: то на окна, то на двери.

Наиль Фаттахов / Znak.com

У Сагандыка Миктугулова, который методично чинил свой трактор, пока мы не прервали его, «тоже проблем хватает»: дороги, газ, работы нет, скотина спасает и пенсия. Но власти, по его словам, все равно что-то делает. Он не знает, что именно, и думает, что должны делать больше, а то, что дивиденды от газа и нефти уходят, — это не деревенское дело. Поэтому и он голосовал так же, как все.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Тем более удивительным в этом поселке оказалось встретить женщину, которая вдруг сказала, что голосовала за партию «Новые люди».

— А может, что-то лучше будет! Проблемы? Да никаких нет, мы картошку копать пошли! Это какие-то новые, а нам что новое, то лучше. Времени не было раздумывать. Дед не говорит, за кого голосовал, а то говорит выиграют, а ты меня сожрешь, — сказала пожилая женщина и убежала.

Наиль Фаттахов / Znak.com

На окраине поселка, там, где асфальтированная дорога закончилась и началась гравийная, нас окрикнула женщина, красившая серебряной краской забор. Это Лариса Георгиевна Гаева. И у нее «кровная месть» к главе местной администрации Альфие Сотвалдовне. А все потому, что асфальт до ее дома не довели. Но Лариса Георгиевна тоже голосовала за «Единую Россию» и считает свой выбор более чем обоснованным.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Я мужу сказала: нам кто по 10 тысяч дал? «Единая Россия». Значит, я за нее и голосую. Которая власть нас поддерживает, за ту и надо голосовать. А которая уже один раз провалила, например коммунисты, за них нельзя голосовать. Они ведь не только нас провалили и капиталистам власть отдали, они нам сказали: не лезьте не в свои дела. А еще партия есть, что-то там за справедливость или что-то такое, так они обещают нам пенсию 31 тыщу рублей — ну что смеяться-то, в стране мужиков нет, откуда пенсионному фонду взяться. Кстати, про мужиков. Наших мужиков убили в Афгане, потом в Чечне, потом наши мужики почему-то умерли от пьянки, а затем от наркоманки. У нас нет мужчин. Что в деревне, что в городе. Поэтому откуда что возьмется, откуда деньги возьмутся! Он у меня на всю улицу один женатый (кивает на мужа, заливающего бетоном дорожку). Один сосед живет — не может семью создать — так он полудурок, второй еще — к нему ездит любовница, но она не хочет здесь жить, потому что здесь ничего нет. Здесь нет аптеки. В Богдановку за зеленкой ездить приходится, здесь нет медпункта, фельдшер ездит, и сама болеет потом. Я разговариваю с нашей администрацией, ее зовут Альфия Сотвалдовна. Я ей говорю: почему только наша улица не асфальтирована? Тут прорыли трассу, чтобы восстановить водопользование 20 лет назад, а дорогу так и не сделали. А она говорит мне: проси дорогу у этого, как его, с иностранной фамилией… точно, Текслер. Напиши в ютуб ему, а я не умею, и компьютера у меня нет, и планшет сгорел.

— Но вы же за «Единую Россию» голосовали, и депутаты оттуда все, глава та же…

— А я вообще за единую Россию! Я хочу, чтобы Белоруссия и Украина обратно вошли в состав России. А местные ничего не делают! Я за них не голосовала, я за власть голосовала! Местные все ждут и ждут, что им сверху лепешка свалится сахарная. Они ничего не делают, они на соплю зеленую похожи! Каких-то дураков выбрали, которые всю жизнь молчали, но выбирают всегда таких, кто молчит! С тремя знаками восклицания запишите это. Была канава — и еще 20 лет будет тут канава. Пока я, Лариса Георгиевна Гаева, не приду и не тявкну там. А тявкну — мне скажет Альфия: «А до вас, Лариса Георгиевна, асфальт никогда не дойдет!»

Пенсионеры здесь прекрасно живут. Все одеты, обуты, никто не плачет. Моего возраста пенсионеры, 60–70 лет, выглядят молодо. Вот ему (снова кивает на мужа) 65 в декабре будет, а он лучше вас выглядит!

У меня минимальная пенсия — это 10 тыс. рублей. Мне хватает. Здесь живут только пенсионеры и сопливые дети. А мне 61 год. Зубов вот нет только. А почему я не вставляю зубы — а потому что это очень дорого! У нас в Советском Союзе как-то еще можно было зубы вставить, но в этом капитализме никак! Поэтому я такая красавица без зубов.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Лариса Георгиевна еще долго ругала местную власть, соседей-коммуняк, а также русских немцев, которые под страну «единую Россию» ложкой копают и говорят, что за рубежом лучше. Но ей, Ларисе Георгиевне, все нипочем, потому что во всем надо искать плюсы. И мужиков беречь.

Ещё новости

Добавить комментарий