Последний хостел. Как доживает свое последнее лето целая отрасль турбизнеса

Для многих российских хостелов, гостиниц и общежитий лето-2019 станет последним. Все, что находятся в жилых домах, по закону должны будут закрыться в октябре. Корреспондент «Собеседника» прошлась по местам размещения, популярным у гостей столицы. 

Нежилое жилое 

В «Годзиллас Хостел» в Большом Каретном пахнет зерновым кофе. Для постояльцев он бесплатный. В лаунже молодой бельгиец копается в смартфоне, его друг спит на диване: они выезжают. Иностранцы здесь основная публика. В разгар дня за окном тишина, хотя до центра рукой подать.

– До Кремля 25 минут пешком, – уточняет совладелец Светлана Путренко. 

Ирина из Ставрополя выбрала «Годзиллас» за близость к работе

Для московских хостельеров «Годзиллас Хостел» – легенда. Это один из первых хостелов европейского типа в столице, открытый англичанином Джеймсом Скиннером в 2005 году. Британец выкупил под него в трехэтажном кирпичном доме шесть коммунальных квартир, то есть подъезд с отдельным входом. Шесть лет назад Джеймс вернулся домой, а бизнес продал Светлане и ее партнеру. 

Сейчас судьба «монстра» под вопросом. Хотя в доме всего три квартиры – ведомственная, под офис и сдаваемая в аренду, – здание считается жилым. Тревожный звонок прозвенел после чемпионата мира по футболу. 

– У нас прошла проверка прокуратуры. Официально – по жалобам жильцов, негласно – по указанию префектуры, – вспоминает Светлана. – Суд приостановил работу хостела на 3 месяца на основании того, что у нас нет отдельного входа, хотя он есть.

Еще в прошлом году совладельцы подали документы на перевод помещения из жилого в нежилое, но дело застопорилось. И не у них одних. В Москве, по словам Светланы, это удается единицам, и можно гадать, как. 

– Все магазины, кофейни на первых этажах в жилых домах были открыты еще до Собянина, – говорит она. 

В хостел за атмосферой 

В хостел начинают заезжать иностранцы. Феликс из Израиля разбирает в комнате рюкзак.

– Хостел дешевле, чем отель, – объясняет израильтянин свой выбор. – Это хорошее место, чтобы встретить новых людей, в хостелах лучше атмосфера. «Годзиллас» ничем не отличается от других хороших европейских хостелов. Здесь доброжелательный персонал, который говорит на английском и может посоветовать, куда пойти, чем заняться. 

Феликс в путешествиях выбирает хостелы

Феликс не готов останавливаться в отелях: дорого, не та обстановка, и если хостелы в центре закроются, в Россию он не вернется. У кровати напротив, не обращая на нас внимания, сушит волосы девушка. Эмме из Бостона, как и Феликсу, 24 года, и путешествует она тоже одна. 

– Возможно, я бы искала другие варианты размещения – у каучсерферов или в кемпинге, – говорит она. – Если же мне придется остановиться в отеле, это скажется на моем маршруте и количестве дней.

В «Годзиллас» Эмма платит за место в комнате на 6 человек 850 рублей в сутки. До Москвы она смотрела Питер, собирается махнуть на поезде в Казань, Красноярск, на Байкал и дальше в Монголию. 

Светлана Путренко уверена: хостелы бывают хорошие и плохие, всех грести под одну гребенку неправильно. 

– На мой взгляд, этот закон – личные амбиции г-жи Хованской, которой хочется чем-то запомниться, – говорит она. 

Ах, Арбат, мой Арбат… 

В самом сердце дорогой столицы по адресу Арбат, 51 пытаюсь найти хостел «Симба». Одноместные и двухместные номера за полторы тысячи рублей в таком месте – волшебство какое-то! Мусор, тараканы и комнаты для гномов, о которых пишут в отзывах, – это уже ближе к реальности. 

– Его закрыли, – рассказывает девушка с собачкой. – Мы на них жаловались: в подъезде из-за них грязь… Консьержка не выдержала и ушла от нас. 

В ее голосе не слышно радости: хостел съехал, а весь арбатский дурдом с панками, накрывшими поляну у памятника Окуджаве, бабушкой, играющей на гармошке, шумящими китайцами никуда не денется. 

В этом же доме, но на первом этаже и с отдельным входом находился отель на час. Из его окон раздавались неоднозначные звуки. Жильцы возмущались, и вот обитель порока закрыли. В соседнем доме работает мини-отель «Булгаков». 

– У нас статус апартаментов, нас не закроют, – администратор не слишком любезна. Как и символ отеля – черный кот. С высокого подоконника он смотрит на меня с пренебрежением. «Понаехали», – читается в зеленых глазах. Арбатский Бегемот может позволить себе быть высокомерным: номера стоят от 2 до 4 тысяч рублей, спрос есть и без меня, на корм хватит. 

Хостелы для молодежи всегда «на стиле»

И страшно, и дурно пахнет 

Хостел «Аэропорт» в 10 минутах ходьбы от станции метро «Динамо» нахожу на «Авито». 300 рублей в сутки – куда еще дешевле?! С автором объявления Иваном договариваюсь о том, что мне можно будет его посмотреть. 

– Найдете быстро, у нас и вывеска есть, – говорит Иван. 

Вывеска оказывается листком бумаги формата А4 на двери подъезда в старой пятиэтажке. Но отдельный вход – уже хорошо. Многие дешевые хостелы находятся на верхних этажах, конфликты с жильцами неизбежны. За дверью в нос бьет неприятный запах. Администратора нет – заходи и делай что хочешь. 

Это бывшая большая квартира или две объединенные квартиры. В тесном коридоре сушилки с бельем, из комнат доносится храп. В кухне на окне вместо шторы грязная тряпка, вместо гарнитура – мойка и стол со встроенными конфорками. На обеденном столе валяются куски хлеба, вилки-ложки. 

Заходить в санузел после этого страшно, но допотопный поддон с душем – не самое худшее. На стенах развешаны грозные предупреждения «За курение в ванной и туалете штраф 5 тысяч рублей и вплоть до выселения». 

– Я тут уже три месяца живу, плачу 8,5 тысяч в месяц, – рассказывает парень с татуировкой. – Скандалов нет, но выпивают. Водить друзей и девушек можно – только какой смысл? В комнате по четыре-пять человек живут, в основном строители. Вон в той две девушки, одна уже четыре года живет. Я, когда искал жилье, в другой хостел неподалеку заходил. Вам его даже смотреть не советую. Вот там был ужас…

Ужас в хостелах, в смысле общагах для гастарбайтеров, – это наркота, мыши, тараканы, грязь по углам, днем постоянно включенные телевизоры и невозможность оставить в комнате любые личные вещи – сопрут. Как и «Годзиллас Хостел», они тоже называются хостелами, и беда в том, что часть их не закроется, а уйдет в тень, снимет свои вывески и не будет платить налоги. Но ведь и жильцы в таких домах тоже никуда не денутся. 

Мнение эксперта 

Закрываться или переформатироваться

Какие последствия будет иметь «закон о хостелах» для рынка, рассказывает Роман Сабиржанов, руководитель управляющей компании HotConsulting: 

– Пика, когда в Москве насчитывалось 580 хостелов, уже не будет. В столице перевести помещение из жилого в нежилое нереально: это долго и дорого. Всем хостелам в жилых помещениях придется закрыться после 1 октября или переформатироваться в апартаменты. Многие хостелы будут только мимикрировать под апартаменты и работать в прежнем стиле. Но депутаты хотят запретить и краткосрочную аренду квартир и апартаментов. Не факт, что по всем регионам, как в Москве, будет исполняться этот закон. Возможно, в Петербурге, Приморском, Краснодарском краях, где дефицит мест размещения и живут за счет туризма, ситуация будет иная. Если власти сразу 1 октября закроют там все хостелы, они сорвут туристический сезон. Цены на места в хостелах повысятся, на сколько – сложно прогнозировать. 

* * *

Источник: sobesednik.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.