недвижимость

Нищета или тяжелые болезни: почему известный донской священник покончил с собой? — igryzone.ru

Ночью 1 апреля в Ростовской области покончил с собой 55-летний протоиерей Андрей Немыкин — один из самых известных священников Донской митрополии, ветеран боевых действий, который тесно сотрудничал с силовыми структурами. В епархии заявили, что у него было онкологическое заболевание, в предсмертной записке он пожаловался, что больше не мог терпеть боли. Но друзья Немыкина говорят, что рака у клирика не было, он убил себя из-за нищеты и непосильных епархиальных взносов. Близкие к РПЦ собеседники вспоминают, что ранее при странных обстоятельствах погиб еще один священник, у которого тоже были проблемы с деньгами.

Андрей Немыкин во время службы в храме Дмитрия ДонскогоДонская митрополия

«Вопиющая ошибка. Непростительный смертный грех»

Тело Андрея Немыкина с огнестрельным ранением 1 апреля обнаружила супруга во дворе их дома в Новочеркасске. Он был в полном облачении, с медалями и орденами, которыми был награжден за время военной и епархиальной службы. Рядом с телом лежал наградной пистолет, полученный за боевые командировки в Чечню. «Ушел как воин, а не как священник», — говорят сейчас его друзья, находящиеся в шоке от случившегося. У Немыкина осталось двое детей.

Похоронили протоиерея 4 апреля на новом городском кладбище Новочеркасска. На прощание пришли сотни людей. Похороны организовали за счет собранных церковных средств, но, как рассказывают очевидцы, поскольку митрополит Меркурий запретил священникам присутствовать на погребении самовольно ушедшего из жизни клирика, на кладбище, помимо родственников и друзей, были в основном силовики и военные. Отсутствие коллег Немыкина вызвало возмущение среди его близких. 

В Донской митрополии дали заупокойную отповедь Андрею Немыкину. Пресс-секретарь Ростовской-на-Дону епархии Игорь Петровский заявил, что протоиерей болел раком и принимал сильные болеутоляющие препараты. На его здоровье сказывалась также контузия, полученная в боевых условиях. В своей предсмертной записке он сослался на болезненное состояние и невыносимые боли, уточнил Петровский, но подчеркнул, что все это не может оправдать Немыкина. 

Похороны протоиерея Андрея НемыкинаDonday.ru

«Самоубийство — непростительный смертный грех. Непростительный, потому что он лишает человека возможности покаяния. Любой иной смертный грех всегда оставляет надежду на исповедь, на прощение. А самоубийца обрубает все концы. Поэтому суицид является не только катастрофой в жизни человека, но и разрывом со всеми благодатными возможностями Церкви», — заявил пресс-секретарь епархии «Комсомольской правде-на-Дону».

Другим СМИ Петровский сказал, что Немыкин был «хорошим человеком со сложной судьбой», которого «не отпускало эхо войны». И несмотря на то что он «тяжело болел, испытывал невыносимые боли», его поступок «является вопиющей ошибкой, хотя и совершен он был в минуту отчаяния, в состоянии тяжелейших внутренних переживаний и боли». Представитель епархии добавил, что из-за самоубийства нельзя проводить отпевание и поминать Немыкина на литургии. При этом Петровский выразил уверенность, что «частным образом в домашней молитве» о погибшем помолятся многие священники и прихожане.

На сайте Ростовской-на-Дону епархии нет ни строчки о случившейся трагедии, но профайл Андрея Немыкина уже удален.

«Не болел он раком. Была нищета»

С официальной версией суицида Немыкина категорически не согласен его близкий друг Иван Кузнец (настоящая фамилия Жилинский), который руководит в Ростове-на-Дону благотворительным фондом «Общество 77». На своей странице в соцсети «ВКонтакте» он написал, что священник покончил с собой из-за нищеты на фоне постоянных поборов со стороны церковного начальства: «Взбесило официальное сообщение! Раком он болел?! Не болел он раком, у него был диабет и у него была нищета!» 

По его словам, Немыкин должен был платить епархиальный взнос более чем 90 тыс. рублей ежемесячно, но собрать столько в маленьком храме, даже с учетом помощи общины, он не мог. В декабре протоиерею пришлось взять кредит на выплату зарплаты сотрудникам храма. 

«Нет более для меня в РПЦ священника искреннее и честнее, чем Батя (так Кузнец-Жилинский называет Андрея Немыкина. — Прим. ред.). Мы с ним отпевали и крестили бойцов в окопах, служили в сожженных церквях, жрали водку и дрались с „союзниками“ <…> Да, у Бати были и личные проблемы, но все они истекали из многолетней нищеты, — отметил он. — Я остаюсь русским православным верующим, соблюдающим таинства исповеди и причастия, но избавь меня Господи, от местного „датского королевства“, где одни священники стреляются от нищеты, а другие, особо приближенные, в жопу долбятся, да на „Бентли“ разъезжают <…> Моя супруга, прочитав все это, сказала — не публикуй, а то еще отомстят тебе. Да плевать! Может, хоть другим священникам снизят епархиальный взнос, ведь нищета не только у бати, хорошо только особо приближенным». 

Андрей Немыкин во время одной из боевых командировок в Чечню«ВКонтакте» / Иван Кузнец

В разговоре с корреспондентом Znak.com автор поста сказал, что все вышеизложенное — правда, и заверил, что «это же может подтвердить любой член семьи священника и его друзья». На вопрос, почему тогда епархия называет причиной суицида онкологическое заболевание, Кузнец-Жилинский ответил: «Ну а как вы сами думаете? Митрополия не может признаться в том, что всему виной — нищета служителей РПЦ в Ростовской области, и открытым текстом говорить о больших епархиальных взносах. Нужно было найти такой вариант, который бы не вызвал лишних вопросов». 

Иван Кузнец-Жилинский собирался раскрыть другие подробности тяжелой жизни Андрея Немыкина, но после того, как его пост процитировал телеграм-канал «Церквач» и далее многие СМИ, он перестал выходить на связь. Ряд близких к РПЦ собеседников подтвердили Znak.com, что отцу Андрею действительно пришлось взять кредит из-за сложного финансового положения. 

Пресс-секретарь епархии Игорь Петровский в комментарии 161.ru не стал опровергать существование епархиальных ежемесячных взносов, но заметил, что взносы платились «не из церковной кружки», а из средств построивших храм благотворителей. При этом из-за пандемии владыка Меркурий в прошлом году их отменил, уточнил представитель митрополии.

Петровский сказал, что в храме Дмитрия Донского постоянно проходили праздники, ярмарки и концерты, оказывалась помощь ветеранам, многодетным семьям и пожилым, что говорит о том, что нищим этот приход не был. «И отец Андрей не был самым несчастным и беспросветно нищим, как описывает его „друг“», — заявил Петровский и добавил, что обвинения Ивана Кузнеца бросают тень на благодетелей храма, среди которых — сотрудники ФСБ и высокопоставленные силовики.

Источники Znak.com утверждают, что «эмбарго» на епархиальные взносы в Донской митрополии ограничилось лишь несколькими месяцами в 2020 году. 

«Никто не верит в самоубийство»

С 2017 года Андрей Немыкин был настоятелем небольшого храма Дмитрия Донского, который находится в Ростове-на-Дону на территории медико-санитарных частей УФСБ и ГУ МВД РФ по Ростовской области. В свое время строительство религиозного учреждения лично одобрил директор ФСБ России Николай Патрушев. Это очень опрятная церковь, основные посетители которой — представители силовых структур и их близкие.

Немыкин был переведен сюда не случайно. Отец Андрей — ветеран боевых действий, в епархии он руководил отделом по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами, был членом Общественного совета при ГУ МВД РФ по Ростовской области, а также духовным наставником Росгвардии в Южном федеральном округе. 

Храм Дмитрия Донского в Ростове-на-ДонуZnak.com

Сейчас прихожане храма Дмитрий Донского вспоминают, что Немыкин за несколько дней до трагедии, 26 марта, «в полном здравии» отмечал в штабе Южного округа войск национальной гвардии пятилетие со дня образования Росгвардии и 210-ю годовщину органов правопорядка. В тот день ему была вручена юбилейная награда за многолетний вклад в патриотическое воспитание молодежи и служение Отечеству.

«Мы с ним общались. Выглядел он хорошо, ни на что не жаловался, планировал встречи. Ничто не предвещало беды. Сказать, что знавшие его люди в шоке — ничего не сказать, — признался корреспонденту Znak.com один из посетителей храма Евгений Куликов. — Вообще, зная его, сложно представить, что он мог сам покончить с собой. У него такой опыт военных командировок, он буквально был закален войной… И чтобы вот так, в мирное время уйти из жизни? В голове не укладывается». 

Андрей Немыкин родился в 1965 году в Новочеркасске. После школы учился в местном Политехническом институте. С 1986 по 1988 год проходил срочную службу во внутренних войсках, дослужился до младшего сержанта. После демобилизации работал на разных предприятиях Новочеркасска. На духовный путь Немыкин встал в 1992 году.

В разные годы был настоятелем Свято-Покровского молитвенного дома в Каменске-Шахтинском, храма Святого Георгия Победоносца в Новочеркасске, Свято-Варваринского храма в станице Грушевской, храма Святых равноапостольных Константина и Елены в Новочеркасске и храме Дмитрия Донского в Ростове-на-Дону. В 2007 году окончил заочный сектор Свято-Тихоновского православного университета, преподавал в Донской семинарии.

Согласно данным открытых источников, Немыкин был в горячих точках на Северном Кавказе (только в Чечню в боевые командировки выезжал около 20 раз), окормлял подразделения внутренних войск, был ранен и контужен. Награжден медалью Святого Димитрия Донского II степени, имеет различные награды Внутренних войск МВД РФ.

На малой родине в Новочеркасске Андрей Немыкин треть своей жизни отдал служению в храме Святых равноапостольных Константина и Елены, где он был настоятелем с 2001 по 2017 год. Протоиерея здесь вспоминают добрым словом, отмечая, что Немыкин «поставил на ноги не одну сотню заблудших душ». «Были такие наркоманы, что, казалось, им недолго осталось. А после общения с отцом Андреем они становились нормальными людьми и создавали счастливые семьи! К нему столько людей с благодарностями приезжало!» — вспомнила служительница храма. 

Андрей Немыкин на награждении 26 марта в штабе Южного округа войск нацгвардииДонская митрополия

Прихожане одобрительно кивают головой, когда речь заходит о непростой жизни провинциальных священников в условиях стремительного сокращения паствы. И действительно: внутри храма равноапостольных Константина и Елены — гробовая тишина, перед иконами — единичные зажженные свечи. 

«Ну а что долги? У каких приходов их нет? Очень мало людей посещают сегодня храмы, — сетует местная жительница. — Но отец Андрей был сильным, он на своих плечах выносил с поля боя раненых бойцов. И как-то решал финансовые вопросы в Церкви. Теперь все, конечно, в шоке от произошедшего. И ведь ни отпевания не было — нельзя, раз такой грех он взял на себя, и поминать на литургии отца Андрея тоже нельзя. Невероятный кошмар». 

Храм Святых равноапостольных Константина и Елены в НовочеркасскеZnak.com

Еще одна собеседница Znak.com, также попросившая остаться неназванной, вовсе выдвинула конспирологическую версию гибели Немыкина: «А кто знает, как все на самом деле было? В Новочеркасске никто не верит в самоубийство Немыкина. Отец Андрей сам был категорически против суицида как выхода из сложной ситуации. Просто крайне негативно высказывался про самоубийства… Очень темная история. Знаете, вот, как в фильмах? Когда человека заставляют написать бумагу, а потом его находят мертвым. Может, так все было?»

«Что-то тут не так…»

Несколько близких к Донской митрополии и знавших Андрея Немыкина собеседников сообщили Znak.com, что протоиерей очень давно говорил им про онкологическое заболевание. Но, учитывая его достаточно бодрое состояние в последнее время, они считали, что он вылечился. Жалобы на боли в ногах и спине списывали на последствия контузии. Иван Кузнец-Жилинский просто мог не знать о раке. В то же время, говорят источники в епархии, Немыкин иногда говорил о ночных кошмарах и «накатывающем» депрессивном состоянии. 

С другой стороны, задается вопросом известный протодиакон Андрей Кураев, если Немыкин все-таки покончил с собой из-за невыносимых болей, почему ему не помогала епархия? «В России очень трудно добиться разрешения на серьезные наркосодержащие обезболивающие. Но админресурс епархии вполне мог бы решить эту проблему», — подметил он.

Донская митрополия

Протодиакон опубликовал проповедь отца Андрея за неделю до смерти, где нет «ничего похожего на речь измученного человека», и заявил, что он не верит в суицид Немыкина из-за онкологического заболевания. «На 40 муч. Севастийских (день памяти 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся; отмечается 22 марта. — Прим. ред.) он прекрасно себя чувствовал, был на престольном празднике в Ростове, кушал, выпивал, общался до конца застолья <…> Интересно, что тело отца Андрея еще не остыло, следствие еще не закончилось, тело не вскрыли для проверки, а говорящая голова Донской митрополии Петровский сразу озвучил версию о болезни, болях и невозможности отпевания отца Андрея из-за якобы самоубийства. Что-то тут не так… Походу кого-то не того поисповедовал отец Андрей в храме ФСБ-МВД, где был настоятелем, или что-то не то узнал на свою голову. А веществ, под которыми записку напишешь и в голову себе выстрелишь, у ребят хватает», — написал Кураев на своей странице в соцсети «ВКонтакте».

Источники Znak.com в Донской епархии говорят, что проверка Следственного комитета в связи с гибелью протоиерея еще продолжается, заключения о том, что это было именно самоубийство, нет.  

Были ли другие самоубийства в епархии из-за нищеты?

На тему трагедии высказался также бывший клирик Ростовской и Новочеркасской епархии Александр Усатов, который после угроз со стороны донского митрополита вынужденно уехал жить в Голландию, где публично совершил каминг-аут. Он был знаком с Андреем Немыкиным с конца 90-х годов, протоиерей был его духовным наставником с 1997 до 2005 год.

«Для меня это очередной пример стигматизации священника, покинувшего православную Церковь вопреки принятым в ней правилам. Спикеры РПЦ не брезгуют ничем, когда поступки человека не вписываются в их бесчеловечные шаблоны и табу, — прокомментировал Усатов произошедшее и реакцию епархии. — Священники — люди, а не роботы или бесплотные ангелы. К сожалению, современная Церковь не способна на элементарные проявления гуманизма. Она знает такие слова, как „должен“ и „виноват“, и совсем забыла такие фразы, как „Бог ему судья“ и „уходи с миром“».

Ростовский священник совершил каминг-аут и после угроз уехал жить в Голландию. Интервью Znak.com

В своем блоге Александр Усатов пишет, что у отца Андрея был конфликт с митрополитом Меркурием и епископом Артемием, а также с их приближенными. Усатов не исключает, что «гомо-лобби епархии оказывало психологическое давление» на Немыкина из-за его каминг-аута.

Говоря о растущих денежных поборах внутри РПЦ при общем сокращении доходов храмов, Усатов вспомнил историю своего ученика и близкого друга иерея Евгения Аксенова. С 2013 года он служил в Екатерининском храме Красного Сулина, занимался открытием прихода в поселке Несветай-ГРЭС, также в зоне его ответственности был храм в хуторе Божковка. 

«Он много раз жаловался мне, что настоятель не выплачивает ему полноценное жалованье. Во время подготовки визита патриарха Кирилла в Донскую митрополию все духовенство собирало деньги на „подарок Его Святейшеству“. В тот момент настоятель протоиерей Василий Хадыкин даже снизил зарплату своего женатого клирика примерно с 25 тыс. до 15 тыс. рублей.

Иерей Евгений АксеновСоцсети

22-летний священник в отчаянии собирался подрабатывать в супермаркете „Магнит“, но все знают, что клирикам это делать запрещено. И тогда произошла трагедия, — рассказал Усатов. — 30 сентября 2015 года на трассе Гуково — Новошахтинск иерей Евгений остановился, но затем его машина выехала на полосу встречного движения. 19-летняя жена священника и 58-летний водитель ВАЗ-2114 (встречного автомобиля) погибли на месте, а иерей Евгений скончался по дороге в больницу». 

По словам Александра, с Евгением Аксеновым он общался за несколько дней до его гибели, тот был в крайне подавленном состоянии. «Я не мог тогда понять, зачем церковное начальство взвалило на него такой груз ответственности сразу после свадьбы и принятия священного сана. Так я увидел первые плоды епархиальной реформы», — отмечает он. ГИБДД тогда пришло к выводу, что ДТП произошло из-за того, что священник уснул за рулем.

В свете последних событий жители Ростовской области вспомнили также трагедию в семье священнослужителя Свято-Александрийского храма Владимира Рудинского, который 28 апреля 2009 года застрелил из ружья своего 8-летнего сына и супругу, а потом покончил с собой. Причины убийства и суицида по-прежнему покрыты тайной.  

«В Ростовской-на-Дону епархии и в РПЦ в целом обозначились серьезные проблемы <…> Духовенство пребывает в шоковом состоянии. В период пандемии доходы храмов упали в разы. Но аппетиты митрополита только растут. Финансовые проблемы прихода, несомненно, могли повлиять на решение отца Андрея уйти из жизни, — резюмирует Александр Усатов. — Самоубийство священников указывает на деструктивное изменение сознания клириков РПЦ, которые не видят элементарного выхода из церковного тупика (снять рясу и устроиться на обычную работу). Но в чем же заключалась церковная помощь „собрату“ накануне суицида маститого протоиерея? Часто ли владыка разговаривает по душам со своими священниками, спрашивает о болях и нуждах?»

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поддержи независимую журналистику

руб.Сделать регулярным (раз в месяц)Я согласен с условиямиОплатитьУсловия использования

Ещё новости

Добавить комментарий