новости

Передачка для Навального: как оппозиционера поддерживают сторонники из Покрова — igryzone.ru

Убедившись, что Алексей Навальный действительно отбывает срок в Покрове, мы решили доставить ему передачу прямо в исправительную колонию №2.

Заключенному колонии общего режима полагается всего 6 посылок и 6 бандеролей в течение года. Поэтому, собирая тюремную передачу для Навального, я взял только самое необходимое – то, о чем он сам писал в коротких записях из застенков. Пытался засолить огурцы в «Матросской Тишине»? Кладем огурцы. Сушил сухари в СИЗО «Кольчугино»? Берем сухари. Ну и конечно, блины, о которых Алексей писал в письме жене Юле. Масленицу он провожал уже здесь, в Покрове…

Но передать гостинцы адресату оказалось не так-то просто.

Огурцы и наркотики – нельзя

Сотрудник ФСИН в черной маске внимательно наблюдает за машинами, которые паркуются у колонии. Некоторые разворачиваются и сразу уезжают обратно. Это таксисты, которые привозят родственников на свидания. Вслед за двумя грустными женщинами прохожу на территорию. Прямо у входа, под забором с колючей проволокой, стоят маленькие качели – чтобы дети не скучали, пока разрешат пройти к папе.

Делаю несколько шагов по территории. Не такая уж она и закрытая эта колония ИК-2… Но сразу же слышу окрик с вышки: «Куда?!»

Для того чтобы передать посылку, нужно зайти в комнату ожидания и оставаться там.

Тех, кто приносит передачи, отправляют в специальную комнату

Внутри вагончика тесно. По стенам – скучные информационные листки и график работы комнат для свиданий. Самое большое место занимает плакат с жирной надписью «Знай!» и фотографией рук, закованных в наручники. Здесь перечислены статьи, по которым я тоже могу попасть за решетку, если попытаюсь передать заключенному что-то запрещенное. Больше всего во ФСИН опасаются, что за периметр попадут наркотики. К ним приравняли и мои соленые огурцы. Несмотря на современную вакуумную упаковку, закусон забраковали. Принимать продукты, которым требуется термическая обработка, не положено. Неизвестно, сколько им придется пролежать на складе, если адресат угодит в ШИЗО. А вот блинам дали зеленый свет.

В ожидании вызова разглядываю помещение. Здесь есть телеэкран, массивные синие весы, как в сельском магазине, и телефон. Набирать номер не надо – когда потребуется, вам позвонят. Дождался звонка, но, увы.

– Вам нельзя отправлять передачу. Вашей фамилии нет в личном деле заключенного, – отвечает сотрудница колонии на том конце провода. Хотя в статье 90 УИК РФ ни о каких ограничениях не говорится.

Тюремная бандероль – до 5 кг

Шоколад – можно

– Кто именно может отправлять – это действительно не регламентировано, – подтверждает секретарь Общественной наблюдательной комиссии г. Москвы 4-го созыва Иван Мельников. – Владимирский ФСИН славится своей закрытостью. Но дело еще и в том, что в колонии общего режима для заключенного установлен лимит на передачи. Поэтому такую возможность оставляют для родственников. Однако у каждого осужденного есть свой расчетный счет. Ему можно присылать деньги, которые он может тратить в ларьке или магазине. Есть также сервисы для онлайн-заказа продуктов.

Для покровской зоны выбор хороший. На сайте ФСИН-маг доступен даже шоколад «Альпен гольд», который производится здесь же, в Покрове. Шоколадная фабрика «Монделис Русь» дымит в нескольких сотнях метров от ИК-2.

Альпы и Покров – две точки на карте, между которыми Алексей Навальный «путешествует» последние два месяца. За гостинец со смыслом придется выложить не меньше 1000 рублей: 500 – минимальная стоимость заказа, еще 500 – доставка в колонию.

    Как Навальный ведет соцсети, сидя в тюрьме: пользуется телефоном или отдал пароли жене?

Навальный – мужик нормальный

Зона ИК-2 в Покрове и сама что-то вроде градообразующего предприятия. У каждого жителя с ней связана история.

– У меня там работает сын, – рассказывает мне буквально первый встреченный в центре города пожилой мужчина. – Ничего плохого про колонию он не говорит, но и хорошего тоже. Полная закрытость. Но я надеюсь, всё там нормально. В тех зонах, где хозяйничает криминал, охранники сами начинают себя вести, как уголовники. Я смотрю на сына: нет, ничуть не изменился. Не стал агрессивнее.

На остановке напротив Покровской церкви трое джентльменов распивают напитки из пластиковых стаканов. У них своя правда.

– Я сам сидел, знаю, что это такое. Эта колония – краснопёрая. Там ничего нельзя, всем заправляет администрация, – горячится один из них. – Руками, конечно, Навального бить не будут, но его будут доводить морально. Я к Навальному отношусь положительно. Мужик не побоялся, сказал правду и пострадал за это.

Судя по нашим опросам на улицах города, единого мнения о самом Навальном в Покрове нет. Мнения и за, и против можно услышать от представителей любого пола, возраста, профессии.

В Покрове будут митинги

Где Навальный – там СМИ. Где СМИ – там ремонт. Судя по сайту госзакупок, через несколько дней после появления Навального в СИЗО «Кольчугино» в изоляторе стартовали отделочные работы на сумму в 1 миллион рублей. К дню прибытия в Покров городские власти выделили 122 тысячи на новые уличные видеокамеры. Есть за кем наблюдать – в феврале 2020 года, когда в ИК-2 содержался фигурант «московского дела» Константин Котов, здесь проводилась целая серия одиночных пикетов.

– Когда мы узнали, что Алексей будет сидеть в Покрове, то хотели открыть владимирский штаб именно здесь, – говорит сторонница Навального Елена Веснина. – Есть помещение, есть возможность, но городские власти намекнули, что этого делать не стоит.

Елена Веснина

Со сторонниками Навального мы встречаемся в центре Покрова, напротив здания городской администрации. Елена работает учителем английского языка в младших классах, но при этом участвует в протестах, пикетах и открыто говорит о своей позиции. За пределами школы, подчеркивает она.

Поворотным моментом для нее стало убийство Бориса Немцова.

– После этого я поняла, что молчать о проблемах в стране больше нельзя, – говорит активистка. – В репортажах сейчас рисуют Покров маленьким провинциальным городом, где все ненавидят Навального. Это не так.

На муниципальных выборах у местных сторонников Навального будет даже свой кандидат в депутаты. Никаким другим партиям коммерсант Максим Михайлов не доверяет. У него свой строительный бизнес, среди клиентов есть даже глава местной администрации Олег Котров. Политику они не обсуждают – на работе не до этого.

– Коллеги не понимают, постоянно спрашивают: зачем тебе это? – рассказывает Максим. – Но я всегда был в оппозиции – с начала девяностых годов голосовал против власти. В 1993-м был в Москве во время расстрела Белого дома. Я больше 20 лет занимаюсь бизнесом и вижу, что у нас в стране ничего не меняется. Только ценники в магазинах – всё выше и выше. Алексей начал пытаться хоть что-то поменять в нашей стране. Вот я только его и поддерживаю.

Колония стала достопримечательностью Покрова наравне с храмами

Сейчас активисты хотят материально поддержать Навального, который тоже стал жителем Покрова. Пускай всего на два года.

– С передачками будем решать вопрос в самое ближайшее время, – говорит Елена. – В планах – открыть именно здесь какую-то точку, чтобы всё собирать в одном месте и уже через одного доверенного человека передавать в колонию.

* * *

Рубрика:
Политика

Добавить комментарий